bumerang777 (bumerang777) wrote,
bumerang777
bumerang777

Categories:

Как американский миллиардер планировал взять под контроль ВПК и создать частную армию в Украине


На второй вечер своего визита в Киев у Эрика Принса было запланировано свидание за ужином. Несколько его украинских партнеров договорились встретиться с американским миллиардером в "Водка Гриль" вечером 23 февраля 2020 года. Выбор места встречи казался необычным. В "Водка Гриль", ныне несуществующем ночном клубе рядом с франшизой KFC в неблагополучном районе города, редко бывали такие влиятельные люди, как Принс.

Когда участники вечеринки рассаживались в частном караоке-зале на втором этаже, Игорь Новиков, который в то время был главным советником президента Украины, помнится, немного нервничал. Он немного читал о частной военной компании Blackwater, которую Принс основал в 1997 году, и знал о массовых убийствах, которые устроили ее бойцы во время войны США в Ираке. Оказавшись в тот вечер лицом к лицу с самым известным в мире солдатом удачи, Новиков, помнится, подумал следующее: «Что этот парень хочет от нас?».

Вскоре стало ясно, что Принс многого хотел от Украины. Согласно интервью с близкими соратниками и конфиденциальным документам с подробным описанием его амбиций, Принс надеялся нанять украинских ветеранов боевых действий в частную военную компанию. Принс также хотел получить большой кусок военно-промышленного комплекса Украины, включая заводы по производству двигателей для истребителей и вертолетов.

Его полный план, датированный июнем 2020 года и эксклюзивно полученный TIME этой весной, включает «дорожную карту» для создания «вертикально интегрированного консорциума авиационной обороны», который может принести 10 миллиардов долларов дохода и инвестиций.

Дерзость предложения вполне соответствует послужному списку Принса как бизнесмена. На протяжении почти четверти века бывший морской котик был пионером в частной военной индустрии, создавая армии на Ближнем Востоке и в Африке, тренируя коммандос на своей базе в Северной Каролине и размещая силы безопасности по всему миру для Госдепартамента и ЦРУ. При администрации Трампа семья Принса — влиятельный клан правых республиканцев-доноров из Мичигана — заметила рост своего влияния. Сестра Принса, Бетси ДеВос, была назначена министром образования, а сам Принс использовал контакты в Белом доме для заключения крупных сделок по всему миру.

Этот рассказ об амбициях Принса в Украине основан на интервью с семью источниками, включая действующих и бывших американских и украинских чиновников, а также людей, которые работали непосредственно с Принсом, пытаясь реализовать его устремления в Украине. Эти бизнес-планы, о которых ранее не сообщалось, были подтверждены четырьмя источниками с обеих сторон переговоров, и все они вспомнили, что в прошлом году лично встречались с Принсом для их обсуждения. В документах описывается ряд предприятий, которые позволят Принсу играть ключевую роль в военной промышленности Украины и в продолжающемся конфликте с Россией, который унес более 14 000 жизней с момента его начала семь лет назад.

В документах подробно описаны несколько ранее не сообщавшихся предприятий, которые Принс и его партнеры хотели, чтобы украинское правительство одобрило. Одно из предложений предполагает создание новой частной военной компании, которая будет набирать персонал из числа ветеранов продолжающейся войны на востоке Украины. Другое предложение предусматривает строительство нового завода по производству боеприпасов в Украине, а третье — объединение ведущих авиационных и аэрокосмических фирм Украины в консорциум, который мог бы конкурировать с «такими компаниями, как Boeing и Airbus».

По крайней мере, одно из предложений Принса Украине, похоже, соответствовало геополитическим интересам США. Как впервые сообщил Wall Street Journal в ноябре 2019 года, Принс конкурировал с китайской фирмой за покупку украинского завода «Мотор Сич», который производит современные авиационные двигатели. Китаю нужны эти двигатели для развития своих военно-воздушных сил. США, обеспокоенные быстрым ростом китайских вооруженных сил, давно призывали Украину не завершать продажу. Принц выступил в качестве американской альтернативы, предложив спасти завод из лап Китая.

Но у украинцев были серьезные опасения по поводу сотрудничества с Принсом, по словам трех человек, участвовавших в переговорах. Особую тревогу вызвал выбор союзников Принса в Киеве — двух человек, имеющих связи с Россией. Его украинским деловым партнером является Андрей Артеменко, который в 2017 году попал в заголовки газет, предложив администрации Трампа «мирный план» по войне в Украине, в котором предусматривались пути отмены санкций США против России. Другим союзником Принса в Киеве был Андрей Деркач, украинский законодатель, которого США обвинили в том, что он является «активным российским агентом».И Артеменко, и Деркач работали над продвижением бизнеса Принса.

«Мы должны были задуматься: Неужели это лучшее партнерство, которое мы можем получить от американцев? Эта группа сомнительных персонажей работает на близкого союзника Трампа?» — говорит Новиков, бывший помощник президента Украины. Эти опасения только усилились, когда в решающий момент переговоров один из помощников Принса сделал письменное «предложение об участии», которое Новиков расценил как попытку подкупа.

В то время как сделки наталкивались на сопротивление правительства Украины, союзники Принса столкнулись с большими проблемами в Нью-Йорке, где Артеменко и Деркач сейчас находятся под пристальным вниманием правосудия. Прокурор США в Восточном округе Нью-Йорка отказался комментировать расследование, которое, как сообщается, сосредоточено на том, были ли эти два человека вовлечены в предполагаемый российский заговор с целью подтасовки результатов президентских выборов 2020 года.

Принс, судя по всему, не является объектом этого расследования. Но Артеменко рассказал TIME, что федеральные следователи допрашивали его об отношениях с Принсом. В интервью TIME в апреле и мае Деркач и Артеменко отрицали правонарушения и назвали расследование частью политической охоты на ведьм против союзников Трампа. Принс не ответил на многочисленные просьбы о комментарии, включая подробный список вопросов о документах с изложением его предложений по Украине.

Среди гостей в «Водка Гриль» был деловой партнер Принса, Артеменко, высокий, чисто выбритый лоббист в возрасте около 50 лет. Артеменко говорит, что работал с Принсом в сфере авиаперевозок по меньшей мере шесть лет, перевозя по всему миру все — от оружия до вакцин. Он родился и вырос в Киеве, но сейчас проживает в основном в Вашингтоне. В текстовых сообщениях, полученных TIME, он называет Принса «боссом».

Их отношения начались вскоре после того, как Принс вышел из скандала с Blackwater в 2007 году. Той осенью группа наемных солдат Принса расстреляла многолюдную площадь в Багдаде, убив 17 гражданских лиц и ранив еще 20. Несколько военных были приговорены к десятилетиям заключения в американских тюрьмах за свою роль в этой бойне. (Трамп помиловал четырех из них в последние недели своего правления).

Показания Принса в Конгрессе об этом инциденте вызвали национальные дебаты о приватизации войны, превратив его в возрасте 38 лет в вызывающее лицо современного наемника.

После этих убийств компания Blackwater потеряла контракт на охрану американских дипломатов и чиновников в Ираке стоимостью 1 миллиард долларов. Но компания провела ребрендинг и продолжала процветать. Администрация Обамы предоставила фирме Принса крупные контракты на обеспечение безопасности в зонах конфликтов.

Интересы Принса выходили далеко за пределы военного сектора. Он торговал нефтью и минералами в Африке. Он собрал частную армию для своего друга, кронпринца Абу-Даби. Он подготовил в Сомали силы для борьбы с пиратами в Аденском заливе. Он помогал готовить отряд киллеров для ЦРУ. Когда Трамп вступил в должность, Принс призвал новую администрацию приватизировать военные действия в Афганистане, публично представив план, который позволил бы подрядчикам выполнять многие функции американских вооруженных сил.

На протяжении многих лет одним из самых надежных направлений бизнеса Принса была логистика в военное время: переброска людей и грузов в зоны конфликта.

Начиная с 2006 года, авиационное подразделение компании Blackwater доставляло по воздуху продовольствие и оружие для американских войск, находящихся на передовой в Афганистане. «Если вам нужно перевезти вещи в зону боевых действий и обратно, вы не станете звонить в UPS», — говорит человек, знакомый с деловыми операциями Принса. «Этим занимается его компания».

После работы грузовым брокером в 2000-х годах Артеменко в 2010 году основал собственную транспортную компанию AirTrans LLC, которая часто перевозила грузы для компании Принса, рассказывает он TIME. В 2015 году, по словам Артеменко, AirTrans официально стала частью компании Принса, Frontier Resource Group.

Примерно в это же время, говорит Артеменко, партнеры начали обсуждать предприятие в оружейной промышленности Украины. Россия и Украина находились в состоянии войны после того, как Москва аннексировала Крым в 2014 году, в результате чего бывшие союзники перестали продавать друг другу оружие. Больше всего России нужны были двигатели для вертолетов и истребителей, многие из которых до сих пор производятся на заводах советской эпохи на востоке Украины.

Помимо потенциальной возможности заработать миллиарды долларов прибыли, Артеменко говорит, что рассматривал эти заводы как способ посредничества в прекращении войны в Украине.

«Россиянам нужен полный комплекс авиационных технологий, начиная с двигателей», — говорит он. «Это повод заставить их сесть за стол переговоров и заключить мирное соглашение. Мы можем сказать: «Хорошо, вам нужны эти запчасти, двигатели и все остальное из Украины? Хорошо, но нам нужна сделка по [восточной Украине], а затем мы хотим заключить соглашение по Крыму».

Эта идея не получила большой поддержки. Украинские чиновники отмахнулись от мысли о снятии эмбарго на поставки оружия в Россию в разгар войны. Другой план мира Артеменко получил известность в 2017 году, когда его проект, как сообщается, попал на стол Майкла Флинна, первого советника Трампа по национальной безопасности. Этот план, как и первый, ни к чему не привел.

Примерно в то же время Принс провел встречу на одном из Сейшельских островов с российским чиновником Кириллом Дмитриевым. Washington Post сообщила, что их целью было создание «черного канала» из Кремля в Белый дом, но оба мужчины это утверждение отрицают. В докладе специального советника Роберта Мюллера, опубликованном в апреле 2019 года, несколько страниц посвящено встрече на Сейшельских островах. Согласно докладу, Принс сказал своему российскому собеседнику, что он «с нетерпением ждет новой эры сотрудничества и урегулирования конфликтов».

К тому времени, когда Принс обратил свой взор на украинскую военную промышленность, конфликт страны с Россией зашел в тупик, на линии фронта велись спорадические обстрелы и снайперская стрельба. Мирные переговоры зашли в тупик, и правительство Украины все отчаяннее искало выход из тупика.

Администрация Трампа мало чем помогла. Приоритетом Трампа в Украине было не установление мира, а продвижение его собственной политической судьбы. В ходе своей предвыборной кампании Трамп попросил Украину провести расследование в отношении его оппонента, Джо Байдена, а в качестве средства давления предложил оказать Украине военную помощь. Кампания принуждения привела к сбоям в американо-украинских отношениях.

Некоторые советники президента Владимира Зеленского видели в Принсе способ восстановить нанесенный ущерб. Они хотели, чтобы он помог организовать встречу с кем-то из ближайшего окружения Трампа, в идеале с Джаредом Кушнером, зятем президента, говорит Новиков, который в то время был связным Украины с американцами.

Принс не хотел устанавливать такую связь, говорит человек, знакомый с его мнением по этому вопросу. «Эрик ясно дал понять, что у него нет ключей от Белого дома Трампа, и что он не хочет играть в эту игру».

В качестве альтернативы команда Принса предложила кандидатуру американского лоббиста Украины по имени Джозеф Шмитц. Бывший руководитель Blackwater, Шмитц был советником по вопросам внешней политики в кампании Трампа в 2016 году и имел контакты в администрации. Он был готов представлять Украину за вознаграждение в размере 500 000 долларов США плюс расходы, согласно предложенному лоббистскому соглашению, полученному TIME. Украинские чиновники получили это соглашение в начале прошлого года от лоббистской фирмы Артеменко, но не подписали его.

Принс сам обратился за помощью к местным властям. Среди людей, с которыми он встречался в Киеве, был Деркач, украинский член парламента, которого США позже обвинили в том, что он является российским агентом.

Деркач, который подтвердил TIME, что встреча состоялась, имел все возможности помочь Принсу разобраться в ситуации. Он работал в авиационном секторе Украины после окончания элитного московского университета для шпионов — Высшей школы КГБ имени Дзержинского. В начале 2010-х годов, когда Деркач работал советником премьер-министра Украины, одной из его задач было развитие авиационного и машиностроительного секторов экономики страны.

Деркач говорит, что его заинтриговало видение Принса этих отраслей. Одним из главных преимуществ Принса был список его контактов в развивающихся странах. Он много лет работал на Ближнем Востоке и в Африке, имея дело с военачальниками и автократами, которые могли стать новыми клиентами для украинского оружия и самолетов.

Главным недостатком плана, по словам Деркача, было то, что он требовал сотрудничества со стороны местных заводских боссов и олигархов Украины, которые контролируют большую часть военно-промышленного комплекса.

«Это не столько проблема Эрика», — говорит он. «Это проблема коррупции в Украине, где есть директора заводов, которые не хотят подписывать документы и отказываться от власти». Деркач вспоминает, как говорил Принсу: «Ты работал везде. Но Украина — особенная. Здесь очень трудно получить какую-либо отдачу. Вам нужно собрать серьезную команду людей, которые будут двигать процесс вперед»».

Деркач утверждает, что не входил в эту команду, и отказывается говорить, платили ли ему когда-нибудь за советы, которые он давал Принсу. Но после их встречи в Киеве Деркач начал убеждать украинские власти поддержать сделку, которую хотел заключить Принс. В марте 2020 года он пригласил Новикова, советника президента, на встречу, чтобы обсудить планы. Деркач сказал: «У нас уже все на борту, а сделка все равно буксует», — вспоминает Новиков. Деркач хотел знать, кто в администрации президента стоит на пути Принса. «Это было единственное, что он хотел обсудить со мной», — говорит Новиков.

В начале лета 2020 года Украина приступила к укреплению партнерства с Принсом, чьи намерения стали гораздо более детальными и амбициозными. В одном из сообщений украинским чиновникам Артеменко предоставил паспортные данные Принса, а также краткое изложение программы их предстоящей поездки. В последующем сообщении он отметил, что Принс пробудет в Киеве несколько дней в течение недели 15 июня 2020 года, и попросил о встрече с высокопоставленными чиновниками в оборонных и разведывательных ведомствах, загадочно добавив: «Официальных звонков правительственным чиновникам не будет, поскольку этот визит носит сугубо частный и аполитичный характер».

Прибыв в Киев чартерным рейсом из Минска, Принс на той же неделе провел встречу с руководителем аппарата Зеленского Андреем Ермаком, согласно полученным TIME сообщениям между людьми, которые организовали поездку Принса. (Ермак подтвердил TIME, что встреча состоялась, но отказался обсуждать ее в деталях).

Дальше все пошло быстро. Офис президента связал Принса с юридической фирмой в Киеве, которая часто работает на украинское правительство. Фирма подготовила юридическую базу для завершения сделки, которую хотел заключить Принс. Работа была сложной, особенно когда речь шла о приобретении «Мотор Сич», говорит человек, знакомый с ходом мыслей Принса.

Как американский миллиардер Эрик Принс планировал взять под контроль ВПК и создать частную армию в Украине

Завод был приватизирован в 1990-х годах, во время хаотичного перехода Украины к капитализму. В 2016 и 2017 годах китайские инвесторы выкупили акции завода у его частных владельцев, заплатив за контроль над «Мотор Сич» примерно 700 миллионов долларов. Ожидалось, что они не отдадут его без борьбы в суде. Поэтому юристы должны были найти юридические основания для того, чтобы Украина получила контроль над активом до его перепродажи новому инвестору. Их план опирался на регуляторную загвоздку: антимонопольное ведомство Украины не дало разрешения на китайские инвестиции.

«Получилась странная ситуация, когда китайцы купили актив, но так и не получили на него разрешения, и он, по сути, стоит на месте, — говорит человек, знакомый с мнением Принса. Это может позволить украинскому правительству сказать: «Мы собираемся взять под контроль этот актив, потому что им, по сути, не управляют должным образом», — говорит собеседник. «В двух словах, таков аргумент».

В течение нескольких недель после визита Принса его помощники подготовили две версии подробного бизнес-плана и отправили их чиновникам в офис Зеленского. В первом, датированном 23 июня 2020 года, говорилось, что для приобретения «Мотор Сич» потребуется 50 миллионов долларов на покупку миноритарного пакета акций и еще 950 миллионов долларов на покупку 76% акций завода. Деньги должны были поступить от Windward Capital, инвестиционной компании, которую Принс, по сообщениям, использовал в прошлом.

Другой бизнес-план для военной промышленности Украины, датированный 29 июня 2020 года, содержал новые детали и стимулы для участия правительства. В нем описывалось планируемое поглощение государственного производителя самолетов «Антонов» путем замены его генерального директора на руководителя из компании Артеменко. Предложение также предусматривало выдвижение «ультиматума» китайским инвесторам «Мотор Сич», которые будут вынуждены либо согласиться на «немедленную продажу», либо столкнуться с «потерей стоимости», говорилось в плане.

«Если китайцы не будут сотрудничать, украинское правительство должно взять завод под контроль и передать управление новым инвесторам, говорится в документе.

Другой элемент бизнес-плана описывал партнерство между украинскими спецслужбами и Lancaster 6, частной военной компанией, которая ранее участвовала в сделках Принса в Африке и на Ближнем Востоке. Это партнерство, которое требовало одобрения парламента Украины, должно было построить «современный учебный центр» и «предприятие специализированных услуг» — на отраслевом жаргоне это означает частную военную компанию, — которая, согласно плану, будет заниматься «стратегическим планированием, логистикой, управлением рисками, подготовкой сил безопасности и консультированием по вопросам рисков безопасности» Украины.

(Глава Lancaster 6, давний соратник принца по имени Кристиан Дюррант, сообщил TIME, что не знал о существовании подобных документов и попросил прислать ему копию. После того, как ему ее прислали, он перестал отвечать).

Три проекта, описанные в документах, также включают «предложение об участии», или долю от ежегодной прибыли. Если бы план был реализован, то перечисленные в документе предложения об участии составили бы в общей сложности около 35 миллионов долларов в год.

Новиков, который вел переговоры с Принсом и внимательно изучал этот план, будучи советником президента, говорит, что понял его как предложение об откатах государственным чиновникам. «Это выглядело как взятка», — говорит он.

Пол Пеллетье, бывший федеральный прокурор США, согласился, что упоминание о «предложениях участия» выглядит подозрительно. По его словам, в Министерстве юстиции, где Пеллетье в течение многих лет работал в качестве высокопоставленного чиновника, курирующего дела о взяточничестве за рубежом, это, скорее всего, вызвало бы «тревогу». «На первый взгляд, формулировки предполагают выплату «откатов» должностным лицам государственных подрядных организаций, а это однозначно «нет», — говорит Пеллетье, который ознакомился с документом по просьбе TIME. «Никакие деньги или предложения денег не могут поступать к правительственным чиновникам, и точка».

Артеменко настаивает на том, что он и Принс никогда не вели себя коррумпированно в своих сделках, ни в Украине, ни в других странах. «Мы никогда не давали взяток за столом», — говорит он TIME. «Мы не хотим делать ничего плохого. Только прозрачный и законный путь». (На прямой вопрос о цели предложений участия, адвокат Артеменко, Энтони Капоццоло, отказался от комментариев).

Адвокат Принса, Мэтью Шварц, не ответил на подробный список вопросов TIME, включая конкретные вопросы о предложениях участия и утверждениях о том, что они касались откатов.

Осенью 2020 года шансы Трампа в президентской гонке стали выглядеть менее определенными, как и перспективы Принса и его контактов в Украине.

В сентябре США ввели санкции против Деркача, обвинив его в том, что он является «активным российским агентом», участвующим в заговоре с целью помочь Трампу выиграть второй срок.

Примерно через месяц четыре агента ФБР явились в дом Артеменко в районе Вашингтона, вспоминает Артеменко. Они хотели узнать о его работе в Украине, а также о его отношениях с Принсом, адвокатом Трампа Руди Джулиани и другими. «Они спрашивали меня о моих отношениях с Эриком, как мы познакомились, где мы встретились», — говорит Артеменко. «Нормальные вопросы».

Тем временем дилемма с «Мотор Сич» только усложнилась. В декабре 2020 года китайские инвесторы завода подали иск на $3,5 млрд в международный арбитражный суд, утверждая, что решение Украины заблокировать продажу было незаконным. В ответ украинское правительство ввело санкции против китайских инвесторов, один из которых назвал этот шаг «злоупотреблением государственной властью и подавлением нормальной деловой активности».

При администрации Байдена США, похоже, не собираются поддерживать проекты Принса в Украине. «США не очень-то поддерживают Эрика», — говорит человек, знакомый с его позицией.

В комментарии для TIME представитель Госдепартамента сказал, что США поддерживают усилия Украины по блокированию продажи «Мотор Сич» китайской фирме, но не стал высказывать свою позицию по вопросу о том, кому должен принадлежать завод, или что-либо говорить о Принсе.

Таким образом, статус планов Принса в отношении Украины остается неясным. Ермак, руководитель аппарата президента, говорит, что правительство намерено национализировать «Мотор Сич» и сохранить его под государственным контролем.

Частные инвесторы, в том числе Принс и его партнеры, могут принять участие в тендере на покупку доли в заводе на конкурсной основе, сказал Ермак в интервью TIME в апреле. «Мы заинтересованы в сотрудничестве со всеми нашими партнерами», — сказал он. «Мы заинтересованы в справедливости».

В тоже время деловой партнер Принса заявил, что они все еще заинтересованы в участии в тендере на покупку предприятия. «Мы готовы показать деньги и объяснить план», — уточняет Артеменко.

Оригинал публикации здесь

Exclusive: Documents Reveal Erik Prince's $10 Billion Plan to Make Weapons and Create a Private Army in Ukraine

Читать полностью на https://enovosty.com/world/full/807-kak-amerikanskij-milliarder-erik-prins-planiroval-vzyat-pod-kontrol-vpk-i-sozdat-chastnuyu-armiyu-v-ukraine

Tags: Авантюристы, ВПК, Версии, Прокладки, Спецслужбы, Украина, ЧВК
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 500 tokens
Американский социолог Джозеф Овертон очень ярко и полно описал применяемые в настоящее время технологии по изменению отношения общества к некогда принципиальным для него вопросам, как совершенно чуждые некогда обществу идеи принимаются им, и в конце концов. Американский социолог Джозеф Овертон…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments