bumerang777 (bumerang777) wrote,
bumerang777
bumerang777

Categories:

Борьба з "вирусом" мафии


"Вы завоевали Рим, теперь завоевываете рай" - гласит надпись на плакате, который несли на похоронах одного из боссов римской мафии несколько лет назад. Это событие - точнее, его демонстративная помпезность - тогда стало шоком для всей Италии, ведь убедительно показало, что борьба с мафией еще далека от завершения.

Особенность Италии - то, что политическая коррупция стала фактически неотделимой от мафии. А сама мафия превратилась в один из символов Италии, несмотря на все попытки страны помешать этому.

Новейшая история Италии - это борьба против спайки криминала и политики.

Борьба, в которой были не только неудачи, но и серьезные победы антимафиозных политиков, активистов и прокуроров.

"Европейская правда" продолжает серию публикаций о европейских странах, где произошло обновление власти с обещаниями глубокого преобразования государства.

Первая наша статья была посвящена Макрону и продолжающимся реформам во Франции, а вторая - премьерству Ципраса и изменениям в Греции, которые стали настоящим землетрясением для ее политической и социальной системы и даже национальной идентичности.

Наш третий текст - о том, как в Италии произошло самое крупное и успешное очищение страны от мафии, которое, впрочем, еще не дошло финальной цели.

"Дело десятилетия"

Отношение рядовых итальянцев к мафиози как к "полезным бандитам", которые хоть и нарушают закон, но могут при необходимости помочь решить сложные дела, оставалось практически неизменным вплоть до "свинцового периода" - с 1960-х до начала 1980-х годов.

Этот период (начало которого известно как "война кланов" или "первая война мафии") сопровождался насилием, заказными убийствами и просто террористическими актами. Конечно, тогда Италия страдала от столкновения радикальных движений, когда "правые" и "левые" боевики стреляли друг в друга. Однако это был период, когда итальянцы также увидели, насколько сильными становились мафиозные кланы.

А в конце этого периода страну потряс ряд террористических актов, к части из которых были причастны мафиозные круги - в частности, убийство известного журналиста-расследователя Кармине Пекорелли в 1979 году. Да и к крупнейшему теракту - взрыву 2 августа 1980 года в Болонье, где погибло 85 человек и более 200 были ранены, - как считается, была причастна римская мафиозная группировка "Banda della Magliana".

Начало 80-х стало особенно кровавым для Италии.

Тогда, во время "второй войны мафии", страна была свидетелем беспрецедентной резни "людей чести". Ее название la mattanza - это термин, заимствованный у рыбаков, он буквально переводится как "забой тунца" и дает представление о характере войны.

В этих условиях усталость от мафии в обществе постоянно росла.

В ответ парламентарии и некоторые чиновники пытались начать свою эффективную деятельность в борьбе с такими явлениями.

Так, по предложению депутата Пио Ла Торре, чтобы начать процесс против представителя мафии, нужно было лишь доказать членство такого лица в мафиозной структуре.

Парламент Италии изменил уголовный кодекс в сентябре 1982 года, но Ла Торре это стоило жизни - его нашли расстрелянным сразу после принятия решения парламентом.

Был убит и новый руководитель полиции Палермо Карло Альберто далла Кьеза. Он был назначен на эту должность в ответ на призыв правительства побороть мафию на юге Италии.

Демонстративное убийство борца с мафией потрясло всю Италию. "Здесь умерла последняя надежда жителей Палермо", - говорили сицилийцы.

Прокуроры против мафии

Убийство далла Кьеза стало настолько резонансным, что активность правоохранительных органов только усилилась.

И несмотря на громкие убийства, нашлись те, кто был готов продолжить это дело. Именно такими стали молодые представители магистрата (орган, включающий судей и прокуроров) Джованни Фальконе и Паоло Борселлино.

Оба они родились в Палермо, вместе учились и вместе получали прокурорский опыт и стали известны как борцы с мафией еще до убийства далла Кьеза.

 
Прокуроры Джованни Фальконе (слева) и Паоло Борселлино

В 1981 году, когда началась волна сицилийских мафиозных войн, убийства представителей мафии происходили раз в три дня. Подозрение в их организации упали на мафиози Сальваторе Риину, известного по прозвищам "Зверь" или "Коротышка Тото".

Новоназначенный глава тамошнего магистрата Антонио Капонетто решил собрать группу честных и проверенных магистратов-прокуроров для совместной борьбы против мафии.

Первым, кто был избран, был именно Джованни Фальконе, уже известный своей антимафиозный деятельностью; по его совету в "группу избранных" добавили Паоло Борселлино. К ним присоединился Джузеппе Ди Лелло Финуоли, который также имел определенный опыт антимафиозных процессов. Четвертым стал Леонардо Гарнотта, один из самых опытных прокуроров города.

Молодым Фальконе и Борселлино удалось добиться показаний от Томмазо Бушетты, известного сицилийского мафиози, который потерял всех близких в межклановых войнах.

Поскольку большинство членов его семьи погибли от рук других кланов, Бушетта согласился покаяться и рассказать об обидчиках - мафиозной структуре Cupola, занимавшейся международной торговлей наркотиками.

Его исповедь продолжалась 45 суток.

Бушетта прерывал показания, только чтобы поесть и поспать. Нарушив закон молчания, "омерту", Бушетта уже не мог остановиться.

Благодаря его показаниям Джованни Фальконе начал судебный процесс, на котором удалось доказать вину сотен мафиози и руководителей группировок.

А главное - то, что Бушетта сдал полиции "короля" сицилийского клана Сальваторе Риину, который десять лет возглавлял невидимую империю, контролировавшую остров. Риина лично отдавал приказы об убийствах женщин и детей. Бушетта утверждал также, что "Коротышка Тото" контролировал деятельность итальянского премьер-министра Джулио Андреотти, но четко доказать это тогда не удалось.

Бушетта оказался не единственным информатором антимафиозных прокуроров.

Беспрецедентность и кровавость действий Риины привела к тому, что некоторые другие мафиози начали помогать правосудию. Именно показания "людей чести", которые покаялись (по-итальянски - "pentiti"), стали основой современных знаний о внутренней организации и правилах мафии. Итак, 22 месяца судебных заседаний (1986-1987) в бетонном бункере превратились в обвинительные приговоры 342 мафиози.

Также благодаря этому процессу была раскрыта схема наркотрафика через Атлантический океан, мафия продавала героин через собственную сеть пиццерий.

Это была, наверное, первая победа итальянского государства в схватке с мафией. Это расследование, которое в Италии назвали "делом десятилетия" ("Макси-процесс"), стоило жизни прокурорам Джованни Фальконе и Паоло Борселлино, которые стали национальными героями.

В мае 1992 года Фальконе был взорван вместе с женой, когда они ехали из аэропорта Палермо в бронированном служебном автомобиле. В июне того же года, также от взрыва в автомобиле, погиб Борселлино.

"Мойте руки перед выборами"

Впрочем, даже после этих процессов позиции мафии и коррумпированных чиновников казались непоколебимыми. Считается, что в 1991 году членом мафии был каждый десятый итальянский мэр. А всего в связях с криминалом подозревались 124 тысяч представителей местных органов власти, из которых обвинения получили только 17 тысяч.

Переломным в борьбе с мафией стал 1992 год, причем на этот раз события происходили на севере страны. Впрочем, и они были косвенно связаны с уже легендарными сицилийскими прокурорами.

Расследование, которое перевернуло итальянскую политику, началось 17 февраля 1992 года, когда директора миланского дома престарелых Pio Albergo Trivulcio Марио Кьезу обвинили в получении взятки за строительный подряд.

Сумма была достаточно смехотворной - всего 7 млн ​​лир (менее $ 5000).

Однако Кьеза представлял Социалистическую партию и имел амбиции стать мэром Милана.

К сожалению для Кьеза и для всей политической элиты, этим делом заинтересовался местный прокурор Антонио ди Пьетро. Его усилиями на банковских счетах скромного госслужащего нашли миллиарды лир, то есть по нынешним меркам - миллионы евро. Ди Пьетро доложил своему руководителю, генеральному прокурору Франческо Боррелли, и получил "зеленый свет" продолжать дело дальше.

Обнаружив два счета, открытые в Швейцарии, Антонио ди Пьетро позвонил адвокату Кьезы и сказал: "Господин адвокат, скажите своему клиенту, что минеральная вода закончилась". Это был намек на то, что свои "отмытые" средства чиновник уже не получит - а значит, он должен был заговорить.

И Кьеза заговорил...

Ниточка потянулась на самый верх - к ведущим деятелям правящей Соцпартии и мафиозных кланов.

"Я не начал операцию "чистых рук": она родилась в результате "Макси-процесса" в Палермо, когда Джованни Фальконе получил от Томмазо Бушетты показания о заключенном соглашении между Ferruzzi Group и мафией. Тогда Фальконе поручил элитному отряду карабинеров Ros найти то, что потом стало уликами против мафии на 980 страницах. Хотя Фальконе и отстранили от процесса (убив его)... " - сказал Ди Пьетро в одном из последних своих интервью в январе 2020 года.

Изюминкой "взяток по-итальянски" было то, что огромные суммы выделялись не просто конкретным должностным лицам, а шли прежде всего на финансирование политических партий, которые в свою очередь "жонглировали" влиянием в тех или иных органах власти.

Такие открытия не понравились Европейскому Союзу, который призвал Италию осуществить институциональную перестройку, пригрозив замораживанием доступа к структурным фондам. Стало понятно, что тогдашняя модель итальянской экономики, которая фокусировалась вокруг большого количества госпредприятий и банков, была выгодна только крупному пулу чиновников и "галоппини" ("решал").

Воплощением этой политики был поток слабо контролируемых бюджетных трансфертов в итальянские регионы, которые помогали правительству обеспечивать свою электоральную поддержку. Коррупционная составляющая таких механизмов проявилась во время операции "чистые руки", которая проводилась в Италии в 1990-х годах и раскрыла сеть индустриального лобби, непосредственно связанного с мафиозными структурами.

По стране прогремела серия показательных процессов, были возбуждены тысячи уголовных дел, арестованы почти полторы тысячи чиновников, политиков и бизнесменов.

Многие из них были приговорены к тюремному заключению, десятки покончили жизнь самоубийством.

Мировая и итальянская история пополнилась еще одним определением этого феномена - словом Tangentopoli ("город взяток"). Это термин, используемый в Италии с 1992 года для определения распространенной системы политической коррупции. Точнее, так называли северную столицу Италии - Милан, после начавшегося масштабного антикоррупционного расследования.

За 10 лет в нем насчитывалось 5000 подследственных, 645 из них предстали перед судом.

Чего стоит только дело о нелегальном финансировании политических партий руководителями крупнейших итальянских компаний - ENI, Olivetti и Fiat.

Эти суды транслировались по национальному телевидению, сделав прокуроров Антонио Ди Пьетро и Франческо Боррелли национальными героями.

Среди других дел под подозрением оказался Миланский метрополитен, руководству которого платила взятки строительная компания. Руководителя этого предприятия арестовали. Шоком стало то, что аудиенции с подсудимым просил даже бывший премьер-министр Италии Беттино Кракси.

Лишь восемь лет спустя все прояснилось: Кракси был главным получателем неучтенных средств за государственные заказы метрополитена. Кроме того, тогда же выяснилось, что Социалистическая партия Италии под руководством Кракси присваивала себе треть всех взяток.

Кракси осудили только в 1996 году, заочно - он бежал в Тунис.

Конец старых политиков

Коррупция была настолько глубоко укоренившейся, что процесс "мытья рук" не мог завершиться за несколько лет - по сути, он продолжается до сих пор. Впрочем, первые результаты стали заметны уже в 1990-е.

В 1994 году из-за тонны коррупционных дел Христианско-демократическая партия Италии, представители которой чаще всего становились премьер-министрами со времен Второй мировой войны, прекратила свое существование. В том же году Социалистическая партия Италии, чей лидер Беттино Кракси находился под следствием, после 102 лет существования также объявила о своем роспуске.

Итак, борьба с коррупцией, которую возглавляли несколько смелых прокуроров, перевернула страницу в истории Италии и открыла путь в большую политику новым лидерам.

Антонио ди Пьетро также пошел в политику. С тех пор он успел поработать министром инфраструктуры, был депутатом, евродепутатом, сенатором, а также предпринял попытку создать собственную партию "Италия ценностей", которая, впрочем, заметного успеха не имела.

Зато запросом на изменения удачно воспользовался Сильвио Берлускони.

А в дальнейшем именно на стремлении к переменам "поднимались" действующие лидеры Италии, такие как Беппе Грилло, Маттео Сальвини, Маттео Ренци и Луиджи ди Майо.

И хотя десять лет антикоррупционной кампании существенно изменили политический ландшафт страны, "старую систему" окончательно искоренить не удалось.

Между тем Италия не поставила точку в этой борьбе. Уже в 2009 году 90-летний экс-премьер Джулио Андреотти был признан заказчиком убийства вышеупомянутого журналиста Кармине Пекорелли в 1979 году. Его приговорили к 24 годам тюремного заключения, спустя четыре года он умер в тюрьме.

Это был скандальный политический процесс, ведь на протяжении более пятидесяти лет имя Андреотти, который трижды возглавлял правительство, ассоциировалось с положительной и активной внешней и внутренней политикой Италии. Но справедливость - гораздо важнее.

В конце концов, борьба с мафией с самого начала рассматривалась как долгосрочная стратегия.

"Для того чтобы воз поехал, нужно как минимум два колеса", - эта сицилийская поговорка характеризует стратегию дальнейшей борьбы. Первое колесо - это аресты и расследования. Оно необходимо, однако результат возможен только вместе со вторым колесом - работой над общественным мнением.

С 1995 года в Италии отмечают День памяти жертв мафии. 21 марта ежегодно жители страны вспоминают мэров, судей, полицейских и журналистов, которые противодействовали мафии и погибли, выполняя свои профессиональные обязанности.

А символом изменений в сознании стали детские рисунки - их до сих пор приносят на могилу Джованни Фальконе в кафедральном соборе Палермо.

 

Автор: Виктория Вдовиченко,

ассоциированный член Совета внешней политики "Украинская призма"

Материал подготовлен "Европейской правдой" в рамках финансируемого Европейским Союзом проекта Keeping Focus on Reforms Ahead of Elections and Beyond. Оценки и мнения журналистов и авторов ЕП могут не совпадать с позицией Евросоюза

https://www.eurointegration.com.ua/

Блог Владимира Волосюка про жизнь

Tags: Италия, Мафия, Организованная преступность
Subscribe

Posts from This Journal “Мафия” Tag

Buy for 20 tokens
«И мы трудимся», Николай Константинович Рерих Предназначение всякого человека – расцветать в неустанном труде, создавая пока неведомую парадигму, в процессе кристаллизации которой значительная часть старого мира будет необратимо взорвана, разрушена. Но то, что вырастет на его…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments