bumerang777 (bumerang777) wrote,
bumerang777
bumerang777

Categories:

Приватизация современной войны неизбежна. Роль частных военных компаний. Окончание


— А для вас это проблема или бизнес-возможность, новый щедрый рынок?
— Нет, я немного из другого бизнеса. У нас совершенно другой профиль.
Но после войны ведь не все захотят сложить оружие. Власть — затягивает. Я это видел в Крыму и на Донбассе. Еще месяц назад там начались конфликты между группировками. Приказы одних авторитетных политиков и командиров шли вразрез с приказами других и т.д. Кто-то хотел больше власти, чем ему положено. Больше сфер влияния.
Подобная ситуация может возникнуть и в Украине.Поиски злодеев в бардаке


— Работают ли сегодня в Украине иностранные ЧВК?
— Интересный вопрос. Я глазами не видел. Наемники, которые пришли сюда как вольные стрелки, есть. Я об этом еще два года назад говорил — были даже под Одессой лагеря с инструкторами-британцами.
Но это физические лица, не юридические. Иностранные ЧВК для участия в боевых действиях в Украину не приезжали. Хотя на этой теме много спекулировали.

Было харьковское видео с бойцами «Альфы», где их почему-то приняли за сотрудников Blackwater. Но Blackwater здесь нет — я сам достаточно плотно работал с этой компанией и недавно общался с их представителями. Не думаю, что мне соврали.

— Как человек с независимой точкой зрения вы можете подтвердить или опровергнуть, что на Донбассе работают кадровые сотрудники ГРУ и ФСБ?
— Это пока остается по большей части мифом. Я встречал много таких людей в Крыму — там был действительно очень большой контингент.

Кстати, основной объем силовой работы в Крыму выполняли ССО, Силы специальных операций Российской Федерации — это совершенно новое подразделение. Я давно предлагал создать такую структуру в Украине — от меня отмахивались, мол, не лезь не в свое дело.

На Донбассе же многие люди лишь говорят о том, что они служат или служили в упомянутых структурах — в основном для того, чтобы придать себе значимости. Если кадровые сотрудники там действительно работали и работают, то в очень незначительном количестве и обычно этим не хвастаются.
Но иностранцев на Донбассе воюет много. Это не украинцы. Те, что воевали месяц-полтора назад, уже либо убиты, либо отошли от активных действий. Сейчас туда через границу приходят хорошо подготовленные солдаты. Упущенное время привело к эскалации.

— Прокомментируйте, пожалуйста, высказывание генерала Владимира Рубана, который в недавнем интервью утверждал: в Украине действует некая третья вооруженная сторона, она и осуществляет большинство провокаций — вроде обстрела мирных жителей.
— Чем эта версия обоснована. Где же в таком случае скрывается эта неуловимая сила? Какие цели преследует?

— Украинский конфликт движется к затуханию или к эскалации? Стоит ли ожидать полноценного столкновения с официальными вооруженными силами соседнего государства?
— Думаю, стоит ожидать эскалации. Но не думаю, что будут вовлечены официальные вооруженные силы РФ в полномасштабной операции.
Украина сегодня похожа на Ирак 2003—2004 гг. Там тогда саддамовские вооруженные силы были разбиты очень быстро. Но американцы дали зайти в страну внешним игрокам.


— Привычная ситуация для Украины — когда традиционный бардак тяжело отличить от злой воли. Соответственно — это хорошая почва для произрастания всяческих теорий заговора. Можно ли разглядеть в этом бардаке настоящие проявления злой воли, направленные на затягивание конфликта?
— Это опасный вопрос. Но разглядеть такие элементы при желании можно. Аферы представителей МО с топливом, с бронежилетами — это все сравнительно мелкие шалости. Однако если в продолжении войны нет серьезных интересов больших игроков — то я просто не понимаю, почему этот конфликт до сих пор не закончился.
В самом начале силовики могли сработать специальными силами и погасить пламя в зародыше. Сейчас совсем иная ситуация, на Донбасс пришли другие люди. Там сейчас много знающих и хорошо подготовленных людей. А украинская армия хоть и лучше экипирована, но всe же вымотана. Опыта боевых действий в городе нет. Нужно менять стратегию ведения боевых действий. А между прочим, дело идeт к зиме.
— Мне приходилось встречаться с руководителями малых групп энтузиастов, которые фактически никому не подчиняются и работают в зоне боевых действий по собственному усмотрению. Может ли такой стихийный ответ на системный вызов помочь разрешению ситуации?
— Результат будет прямо противоположен ожидаемому. Координация обязательна, мы не можем позволить себе иметь группы вольных стрелков. Это неправильно и нецелесообразно.Зачем Коломойскому авиация?
— Какова приблизительная стоимость ваших услуг? Можете привести несколько показательных примеров?
— Я припоминаю, в городе X был в свое время взят в плен гражданин США. Мы готовили операцию по его освобождению, когда украинские войска стояли еще под городом Y. Выставили цену за операцию в $500 тыс. Но по странному стечению обстоятельств, когда переговоры вышли уже на уровень Минобороны США, этого заложника просто выпустили.
— За сколько вы взялись бы решить, скажем, проблему крупного оккупированного противником города?
— За 1 млн. долларов это можно выполнить. При условии, что нас обеспечат всем необходимым, дадут зелeный свет и будет поддержка от основных сил. Но нужно внимательно изучить сюжет. Может, и дороже.
— Недорого. Почему тогда к Коломойскому не идете?
— Ну хотя бы потому, что Коломойскому это, скорее всего, неинтересно, он свою армию хочет создать.
Тем более что я у него уже был. Встречался с одним из его заместителей. Знаете, о чем он меня спросил? «У вас авиация есть? Мы хотим лететь бомбить Кремль».
Я проехал 1200 км туда и обратно, чтобы услышать этот феерический бред. Я им конструктивное предложение — а они мне лекцию о схожести характеров Гитлера и Путина.

— Говорят, что из 2 млн. операторов ЧВК и наемников во всем мире — около 5 тыс. украинцев. Вы согласны с такой оценкой?
— В принципе да.

— Есть два мнения о качестве украинских и постсоветских кадров, готовых сотрудничать с ЧВК. Среди отечественных ветеранов силовых ведомств бытует мнение, что «мы — круче всех в мире, самые ценимые и непобедимые». Иностранные военные эксперты чаще отзываются о постсоветских кадрах как о преимущественно низкоквалифицированной, недисциплинированной, дешевой рабочей силе. Какое мнение ближе к истине?
— Второе. Я неоднократно сталкивался с проявлениями мифа об этой «крутизне», и у меня были серьезные конфликты со многими нашими ребятами. Во-первых, пьют. Во-вторых, не владеют иностранными языками. И, естественно, нет дисциплины. Есть странная концепция землячества — если ты мой земляк, ко мне с твоей стороны должны быть совсем другие подходы, стандарты и требования.
Но ты же работаешь в военизированной структуре, тут иерархия!
Стандарты сейчас в отрасли достаточно высокие. От кандидата требуют хорошие характеристики с предыдущего места работы, справку о несудимости, он должен пройти кучу тестов, иметь хорошую физическую и психологическую форму, знать языки... Умения стрелять здесь совсем недостаточно!

— Средний уровень зарплаты?
— Например, во время упоминавшейся крымской операции по эвакуации клиента ребята у меня получали $500 в день.
Но в период затишья постоянных ставок нет. Есть определенный контингент, который обязуется быть задействованным в течение 48 часов.
Понятно, что таких зарплат, как в американских ЧВК, в Украине никогда не будет. Когда я работал на охране премьер-министра Ирака, я получал $1 тыс. в день. Тут таких денег платить никто не станет.
Но у нас и ситуация другая: есть множество совершенно невостребованных специалистов, которым нужно кормить семьи. Их можно задействовать.

— На какой рынок профессиональной рабочей силы, подходящей под ваши задачи, вы можете рассчитывать в Украине?
— По оптимистическим оценкам — человек на 500.
— На украинском рынке есть специфический нишевый продукт — милитаризованные курсы и тренинги для представителей субкультуры так называемых «выживальщиков». Вам эта деятельность интересна?
— На этом продукте нельзя много заработать. А мы не хотим занижать планку. Не желаю, чтобы на нас смотрели, как на ЧОП. И не хочу, чтобы под курсами понималось следующее: люди поставили палатку в лесу, походили по компасу, съели корешки, отметили шашлыком...
Да, есть востребованность курсов по выживанию — но не среди представителей упомянутой субкультуры, а среди обычных людей, которые увидели, что неприятная ситуация может случиться с каждым.
Но у нас нет шаблонных подходов. Ведь у каждого клиента свои потребности. Кто-то приходит и говорит — «мы едем воевать». Или приходит женщина и просит — «я мать-одиночка, есть ружье, научите защищаться». Конечно, содержание курсов будет совершенно разным.

— Вот о женщине с ружьем поподробнее, пожалуйста. Во сколько обойдется подобный тренинг?
— 150 долларов за два дня.
— И всего два дня могут привить человеку полезный навык?
— Конечно, ведь это очень плотные курсы. Повторюсь — в Украине сегодня это крайне востребованный продукт, но очень часто все поставлено на конвейер, нет индивидуального подхода. А мы работаем даже с одиночками — хотя нам до полигона 50 км в одну сторону.
— Во сколько обходится аренда полигона?
— Мы работаем на полигоне МВД и не платим за его использование. Потому что мы в свою очередь многое делаем бесплатно — например, занимаемся патриотическим воспитанием молодежи, проводим семинары для подростков.
— Если вы такой патриот, что даже воспитанием занимаетесь, то готовы ли вы бесплатно воевать?
— Да, готов.
— А почему не воюете?
— Потому что уверен: мои знания и навыки принесут значительно больше пользы, если использовать их иначе — например, для подготовки кадров.
Но если будет острая необходимость, я пойду — я с 18 лет воюю.
— Из стран, в которых вы работали, где была максимально тяжелая моральная атмосфера? Где вы чаще всего задумывались, что делаете что-то неправильное?
— Такого никогда не было. Я никогда не занимался неправильными вещами. Я их просто не делал.
— А от чего в вашей работе вы получали позитив, моральное удовлетворение?
— Я не могу получать морального удовлетворения, нажимая на спусковой крючок. Но при этом мне моя работа нравится. Хотя поначалу на частных хлебах было тяжело.
— В чем вы видите свою сверхзадачу, вершину пути? Создать украинский аналог Blackwater?
— Да, совершенно верно.

Хочу, чтобы Украина вышла на этот рынок, чтоб мы крепко стояли на ногах, чтобы нас уважали и перестали использовать как поставщиков дешевой рабочей силы.
Хочу создать мощную частную военную компанию, которая не просто зарабатывает деньги — но реализовывает интересы государства.
Вот тогда у меня будет моральное удовлетворение. И если на это уйдет вся моя оставшаяся жизнь — что ж, так тому и быть.

"Приватизация войны — неизбежно и дорого"

Семен РЕЗНИК
Источник


Оригинал взят у ostc в Частная война: история восхода компании Blackwater (перевод из книги Джереми Скэхилла) — Sputnik & P


Головокружительный рост самой крупной армии наемников начался не в горячих точках, вроде Афганистана или Ирака, а в маленьком сонном американском городке под названием Голландия (Holland) в Мичигане, где в правохристианской семье родился родоначальник современного наемничества Эрик Принс (Erik Prince). Именно семья Принсев заложила те основы, которые в будущем помогут Blackwater (BW) подняться на недосягаемую высоту международного рынка наемников.
Красивый двухэтажный дом на улице South Shore Drive удачно расположен у вод живописного озера Макатава. Солнце ярко блестит в его чистой воде. По обеим сторонам дороги мирно шуршат старые раскидистые клены. Над домом тихо развевается американский флаг.
Спокойную картину изредка нарушает шум моторных лодок или случайно проезжающих машин. Настоящая Америка, прямо с открытки.
В маленькой Голландии семья Принсев была сродни европейской королевской семье, а Эдгар Принс, отец Эрика, был королем. На фабриканта-самоучку Эдгара работала четверть всего города. Он менял облик его институтов, планировал и спонсировал застройку в центре и был одним из покровителей двух местных колледжей.

( Читать дальше... )

Оригинал взят у moryakukrainy в Антипираты по контракту
Борис (имя изменено. - Ред.) и его коллеги очень обижаются, когда их называют наёмниками. «Наёмники за деньги воюют. Мы не воюем – мы охраняем», - довольно резко говорит он. Пусть так. Но работать Борису приходится там, где воюют, и самому стрелять, если требует ситуация. В прошлую «командировку» он охранял от пиратов суда у берегов Сомали. Сегодня он вернулся в Одессу, но через несколько дней его ждёт Афганистан…

( Продолжение )
Русским саперам повезло — зa два года работы в Сербии никто не взорвался и не покалечился. В 2008 году российские специалисты разминировали территорию около 1 кв. км в районе аэропорта города Ниш (более 450 единиц боеприпасов), а в 2009-м — почти 1.5 кв. км около городка Парачин, где пройдет трасса газопровода «Южный поток». Здесь в 2006 году после взрыва на складе боеприпасов разлетелись авиационные бомбы, гранаты и мины в боевом снаряжении (более 800 единиц). Один из русских саперов, приехавших в Сербию, — бывший боец спецназа МВД Юрий Шкаев — последние восемь лет работает солдатом по найму. У него, участника двух чеченских войн, после увольнения в начале 2000-х было еще четыре по сути военные командировки — две в Ирак, где он обеспечивал безопасность гражданских конвоев, и две в Сербию по разминированию минных полей. От определения «наемник» Шкаев открещивается. Такие, как он, называют себя сотрудниками частных военных компаний — ЧВК (по аналогии с private military company).( Читать дальше... )



Солдаты по вызову

В 2001 году 10 тыс. эквадорских фермеров подали коллективный иск против мало кому известной американской фирмы DynCorp: ее обвиняли в пытках, детоубийстве и причинении вреда здоровью. Выяснилось, что частная компания по контракту с Вашингтоном уничтожала с воздуха токсичными гербицидами поля коки в Колумбии, порой вступая в перестрелки с местными партизанами. И в этой войне с наркоманией зацепила соседей. «Колумбийский план» стоил бюджету Штатов 1,3 млрд долларов, и основным подрядчиком проекта выступала находившаяся много лет в тени DynCorp. Ее обороты в начале нулевых достигали 2 млрд долларов, и она не только вела боевые действия вместо Пентагона, но и охраняла афганского лидера Хамида Карзая, управляла воздушным парком президента США, защищала границу своей страны с Мексикой и даже производила вакцину против оспы и сибирской язвы. До сих пор около 90% дохода компания получала от американских правительственных структур, прежде всего по военной линии. Однако теперь государственные оборонные расходы пускают под нож. Конец процветанию? В DynCorp так не думают. Говорят, что направляются в поисках контрактов в Европу, Австралию и Африку.( Читать дальше... )

Оригинал взят уir_ingrв Российские ЧВК. В Африку?
Любой бизнес, даже существующий при поддержке государства при приходе на новые рынки сталкивается с новыми проблемами. Часть из них может решаться силами своей компании, а для решения других приходится привлекать специалистов со стороны. Практика передачи непрофильных услуг на аутсорсинг получила в современной экономике достаточно широкое

( Читать дальше... )
Оригинал взят у moryakukrainy в Британцы впервые за 200 лет создали службу частного морского эскорта. Что было вполне прогнозируемо

Впервые за 200 лет была создана частная служба морского эскорта, призванная охранять суда от пиратов в Индийском океане. Об этом сообщает Корреспондент со ссылкой на Professional Security Magazine. Британские бизнесмены создали частную компанию Typhon. Главой новой компании стал Саймон Мюррей, известный службой во Французском легионе, а также походом на Южный полюс в 63 года. Операционное руководство будут осуществлять отставные офицеры Королевского военно-морского флота и Королевской морской пехоты Великобритании.

( Читать дальше... )
Tags: Войны, Пиратство, Подготовка, Тенденции, ЧВК, Частные армии
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo komanda777 09:04, saturday 1
Buy for 20 tokens
Символ для человека - это один из способов восприятия мира, осознание своего места в этом мире, передачи информации о себе окружающим. Недаром мы формируем свое представление об окружающем нас мире, различных исторических эпохах и событиях именно по символам. Предположу, что одно из главных…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments